С 1 июля многие московские музеи вновь открывают свои двери для посетителей. Среди них и Государственный музей А.С. Пушкина, где к 195-летию восстания декабристов открылась уникальная выставка.

Тайна не дописанной Пушкиным фразы, его юношеская влюбленность в будущую супругу Сергея Волконского и проводы жен декабристов, на которых поэт впервые прочитал одно из своих самых известных стихотворений.

Новая выставка Государственного музея А.С. Пушкина «Во глубине сибирских руд» рассказывает о том, как судьбы декабристов отразились на настроениях и творчестве поэта, знакомого со многими мятежниками. Пять историй, которые хранят экспонаты музея, — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

 

Стихи и рисунки 

«Во глубине сибирских руд» — одно из самых известных стихотворений Пушкина. Написанное в конце декабря 1826 — начале января 1827 года и не изданное при жизни поэта, оно все же сразу получило известность. Гордые строки имели хождение в списках — то есть в рукописном виде. Они вдохновили декабриста Александра Одоевского на ответное стихотворение «Струн вещих пламенные звуки», написанное в читинском остроге. Там есть строка «Наш скорбный труд не пропадет» — ответ на пушкинское «Не пропадет ваш скорбный труд». Впрочем, в историю стихотворение Одоевского вошло благодаря другой строке — «Из искры возгорится пламя», — ставшей пословицей.

Два текста, размещенные друг напротив друга в первом зале, задают тон всей экспозиции. Рядом — воспроизведения рукописей вольнолюбивых стихов Пушкина, на полях которых он рисовал профили своих знакомых декабристов. Среди веселых рисунков есть и страшные: виселицы с пятью повешенными. Их Пушкин делал, мысленно возвращаясь к казни лидеров мятежа. «Уос Р. П. М. К. Б.» — подписал он один из рисунков. В аббревиатуре скрывается фраза: «Услышал о смерти Рылеева, Пестеля, Муравьева-Апостола, Каховского, Бестужева-Рюмина».

А.С. Пушкин. Лист рукописи поэмы «Полтава» с изображением казненных декабристов. Воспроизведение

Несмотря на то что казнили декабристов без большого скопления публики, подробности скоро стали известны. Пушкин в то время находился в ссылке в Михайловском, но, несомненно, детали казни достигли и его. Один из рисунков поэта с пятью повешенными, датированный ноябрем 1826 годом, содержит неоконченную надпись, в которой многие исследователи видят фразу «И я бы мог, как шут, ви…» (вторая версия — «И я бы мог, как шут на…»). Очевидно, это размышление Пушкина о том, что могло с ним случиться, если бы он оказался на Сенатской площади 14 декабря.