«Когда вы улыбаетесь, глаза ваши остаются грустными… Вы составляете часть моей совести…»

Известного поэта Евгения Евтушенко знает и любит не одно поколение. Яркий представитель «шестидесятников», романтик и бунтарь, он воспылал любовью к Армении. Армения впервые открылась ему в студенческие годы, когда он познакомился со своим однокурсником, выдающимся армянским поэтом, Паруйром Севаком. Он поистине восхищался и даже удивлялся воспитанием и мироощущением своих армянских друзей. В дальнейшем он напишет: «У Паруйра совесть была выше личного, и это стало для меня нравственным уроком». Данное воспоминание связано с одним случаем, произошедшем в Москве, когда Севак отказался от роскошного стола, накрытого Евтушенко по случаю публикации переведенной им поэмы в «Новом мире». Армянский поэт отказался от банкета, объясняя свое решение тем, что в Армении народ голодает. Такой поступок пронзил душу Евгения Александровича, оставив глубокий след.

Про отношения с армянским другом он писал: «Армения встречала меня теплом в самые трудные моменты жизни… А Паруйр Севак находил отдушину в Москве, когда ему трудно было на родине».

Как творческий человек, Евтушенко был невероятно чувствительным ко всему происходящему и замечал то, что обычному человеку было бы невмочь. Так, впервые побывав в Армении по случаю смерти армянского поэта Аветика Исаакяна, он был потрясен глубокой скорбью, которая царила среди армянского народа.

Однако Евгений Александрович не ограничивал круг своих армянских друзей только Паруйром Севаком. Он был в приятельских отношениях с великим композитором Арно Бабаджаняном, с известным поэтом Ованнесом Ширазом, Геворгом Эмином и другими. Поэт также занимался переводами Севака, Геворга Эмина, Размика Давояна, Сильвы Капутикян, Амо Саяна, впоследствии чего стал редактором сборников переводов армянской поэзии на русский язык.

Он не раз признавался в любви армянской земле и армянскому народу, недаром он говорил каждый раз, оказавшись в этой стране: «Я счастлив, что вновь я на этой многострадальной земле». История Армении, ее культура и этнические особенности всегда очаровывали поэта, а армяне сыграли в его жизни важную роль.

«Я, может быть, и был бы другим человеком, если бы не мои армянские друзья, их глаза… Когда вы улыбаетесь, глаза ваши остаются грустными… Вы составляете часть моей совести…». Говоря об Армении, поэта окутывали нежные чувства, переливающиеся с грустными переживаниями. В стихотворении «В Чаренцаване», посвященном открытию памятника известному поэту Егише Чаренцу, Евтушенко писал: «Кровь за кровью, резня за резнею – вот история этой земли. Но не вянут цветы над землею там, где в землю поэты легли. Все во мне – от Гомера, Катулла, все в Армении – тоже мое. Без армянской великой культуры человечества быть не могло».