26 мая в Армении отмечается памятная дата – День победы в Сардарапатской битве.

Это сражение в годы Первой мировой войны (1914-1918), которое проходило 21-28 мая 1918 года между регулярными армянскими воинскими частями и ополченцами, с одной стороны, и вторгнувшимися в Восточную Армению турецкими оккупантами — с другой. Оно проходило в районе железнодорожной станции Сардарапат, близ города Октемберян.

Нарушив перемирие, заключенное в декабре 1917 года, турецкие войска перешли в наступление и заняли города Ерзнка, Эрзрум, Сарикамыш, Карс, а 15 мая — Александрополь (Гюмри).

Действующий на Кавказском фронте корпус состоял из трех дивизий неполного состава. Армяне под натиском многократно превосходивших сил противника отступали. Встал вопрос существования Армении и армянского народа.

Предлагаем вспомнить одну из героических страниц истории Армении и ознакомится с малоизвестными фактами участия русских солдат в майских сражениях.

 

Силы сторон 

Многие историки до сих пор удивляются, как немногочисленные, ослабленные армянские воинские части смогли противостоять хорошо подготовленному турецкому войску. По словам директора Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона, старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН Виктора Надеина-Раевского, трудно представить, как армянским войскам удалось выстоять, в сражении участвовало несколько дивизий будущей республики и 3-4 армянских генерала. Вместе с армянами сражались и езиды, пострадавшие от турецкого ига не меньше армян. «Надо отдать должное командирам того времени. Имея такой полный развал, суметь сплотить, собрать войска… так что ситуация, действительно была катастрофическая», – рассказывает Надеин-Раевский.

«Армяне, вперед! Решается судьба Отечества!» — этот призыв Даниэл-бек Пирумяна нашел широкий отклик среди всех слоев населения. В ополчение влились десятки тысяч рабочих, ремесленников, крестьян, вооруженных вилами, пиками, кинжалами. Рядом с воинами, готовыми ценой жизни победить врага, встали и старики, и дети, и женщины.  Был создан и женский батальон для помощи раненым, налажено снабжение войск водой и пищей.

Примечательно, что на призыв откликнулись не только соотечественники из Армении, но и из России. Среди них был советский уролог, доктор медицинских наук, профессор, создатель школы советский урологии, руководитель урологической клиники Московского областного клинического института Арам Яковлевич (Акопович) Абрамян, благодаря которому уже в незажимистой Армении был открыт Музей русского искусства (коллекция профессора А. Абрамяна), где представлены ценные работы из коллекции знаменитого уролога, которые он в свое время подарил Армении. 19-летний юноша, не
раздумывая, досрочно сдав выпускные экзамены,
Абрамян ушел добровольцем в народную дружину, участвовал
в освободительных боях под Карсом, Сарикамышем, в легендарной, решающей для армянского народа Сардарапатской битве.

Кстати, свое служение народу и родине Абрамян продолжал всю жизнь. Так, в период советско-финской кампании Арам Яковлевич заведовал урологическим отделением одного из госпиталей Ленинграда, а в годы Великой Отечественной войны работал ведущим урологом эвакуационных госпиталей в Армянской ССР. Во время Великой Отечественной войны все сотрудники клиники перешли на работу во фронтовые и тыловые госпитали, на базе института был развернут эвакогоспиталь № 5020. Благодаря Абрамяну уже в незажимистой Армении был открыт Музей русского искусства (коллекция профессора А. Абрамяна), где представлены ценные работы из коллекции знаменитого уролога, которые он в свое время подарил Армении (это свыше свыше 350 работ).

Примечательно, что с Сардарапата начал свой боевой путь Маршал СССР (тогда поручик) Иван (Ованнес) Христафорович Баграмян, внесший значимый вклад в Победу в Великой Отечественной войне.

В своих мемуарах о битве под Сардарапатом Баграмян (1897-1982 гг.) писал: «Мы все были преисполнены решимости, во что бы то ни стало, хотя бы ценой своей жизни спасти родную Армению от жестоких захватчиков, которые уже несколько столетий приносили нашему народу неслыханные бедствия и страдания, а ныне угрожали самому его существованию».

И так, в состав турецкой наступательной группировки входили стрелковая дивизия, конный полк, ударный и саперный батальоны, 1500 курдских всадников, артиллерийская батарея (40 орудий).Общее руководство армянскими войсками на сардарапатском направлении было возложено на генерала Мовсеса Силикяна. Ему подчинялись 2-я стрелковая дивизия (в неполном составе), 3-я пехотная бригада и 1-й полк 2-й конной бригады. Основные силы этой группы войск под командованием полковника Даниэла-бек Пирумяна были сосредоточены на направлении главного удара, наносимого турками на Сардарапат, а 6-й стрелковый, 2-й конный и партизанский конный полки должны были преградить путь турецкой 9-й дивизии, наносившей фланговый удар от Баш-Апарана на Эривань (см. Баш-Апаранское сражение), а также 5-ый армянский (карабахский) полк полковника Погоса-бек Пирумова, начальником штаба которого являлся полковник Александр Шнеур, партизанский стрелковый полк под командованием казака, полковника Алек­сандра Перекрестова, Игдирский пехотный полк и сформированный из армян и русских 1-ый особый конный полк под командованием казака, военного старшины (подполковник) Павла Золотарева.

Обеспечение тыла армянских частей и оборона Эривани были возложены на Арама Манукяна. Войсками командовали опытный армянский полководец, генерал-майор Мовсес Силикян и его заместитель по Сардарапатскому фронту, полковник Даниэл-бек Пирумян.  На Баш-Апаранском фронте, под общим командованием Мовсеса Силикяна, действовали войска под командованием Драстамата Канаяна (6-й армянский пехотный полк переброшенный с Сардарапатского фронта на помощь добровольческим отрядам апаранцев, 2-й конный и партизанский конный полки).

 

В этот трудный и ответственный час рядом с армянским народом была и Церковь. В преддверии жесточайшей битвы Мовсес Силикян встречается с Католикосом Всех Армян Геворгом V: «Ваше Святейшество, поле Сардарапата располагается в считанных километрах от Первопрестольного, итог же сражения предугадать невозможно. Ваша жизнь необходима народу Армении, и Вам следует на время укрыться в районе Севанского монастыря. На протяжении столетий именно церковь обеспечивала национальную жизнедеятельность армян. Именно поэтому я настаиваю на Вашем временном укрытии». Генерал царской армии, взявший под свою ответственность общее руководство Сардарапатской битвой, обрисовал перед Католикосом создавшуюся ситуацию. Он отчетливо видел тот стратегический тупик, в который был загнан в преддверии судьбоносного сражения армянский народ. Впрочем, Католикос Всех Армян был не менее бескомпромиссен: «Я останусь в храме, генерал! Если армянские силы не способны защитить священное место, то я один закрою своим телом вход в тысячелетний собор».

Армянский Патриарх приказал день и ночь звонить в колокола, призывая народ к оружию. В присутствии людей, молясь, он поклялся даже при всеобщем отступлении остаться в Эчмиадзине и лично защищать Святой Престол.

Геворг V Суренянц обратился к народу: «На протяжении многих веков армянский народ жил, борясь за свою идентичность. Так почему бы и сейчас не восстать всем народом против врага, жадного до нашей крови?»

 


Многие армянские священники в эти дни вместо креста взяли в руки оружие.
Активным участником Сардарапатского сражения был епископ Гарегин Овсепян (в дальнейшем Гарегин I Овсепян – Католикос Великого Дома Киликийского). Он командовал пятым полком, состоящим из карабахских армян, который получил название «Смертники».

 

БИТВА

И так, наступавшие турецкие войска 21 мая заняли станцию Сардарапат, одноименное село (ныне г. Армавир) и с. Гечрлу.

22 мая 5-й армянский стрелковый полк (командир — полковник Погос-Бек Пирумян), партизанский пехотный полк, Игдирский пехотный полк и особый конный полк перешли в наступление из районов Кёрпалу и Курдукули, сломили сопротивление турок и вынудили их обратиться в бегство. Турки были отброшены на 15—20 км. Однако, воспользовавшись тем, что армянские войска перестали их преследовать, турки перегруппировали свои силы и закрепились на высотах, расположенных к юго-западу от станции Аракс. Армянское командование направило почти половину своих сил на север — на помощь командующему Апаранским фронтом — Дро (Драстамат Канаян), который 23-28 мая сдерживал натиск 9-й пехотной дивизии Эсада паши и, отбросив эту турецкую дивизию из Баш-Апаранского района, обеспечил безопасность Сардарапатской группировки армянских войск и спас Ереван от вторжения врага. В то же время, когда с севера по направлению Апаран-Ереван к Араратской долине пыталась прорваться 9-я турецкая дивизия Эсада паши, турецкое командование приняло решение и с юга направить подкрепление Якубу Шевки паше (в ходе боев 22—26 мая потерявшему до 3500 человек), но армяне отбросили идущую на помощь 5-ю дивизию турок. Здесь себя с лучшей стороны показал армянский добровольческий Зейтунский полк, занимавший оборону на левом берегу р. Аракс и в ожесточенных боях шквалом артиллерийского и пулеметного огня сорвавший все попытки 5-й турецкой дивизии перейти с правого берега на левый. Армянское командование разработало план нанесения решающего удара и разгрома турецких войск (36-й дивизии). Была создана ударная группировка (командир — полковник К. Хасан-Пашаян), в состав которой вошли пехотный полк из Эрзинджана (в составе одного батальона), отдельный батальон из Маку, два эскадрона, одна рота Хнусского полка и 4 орудия; к ним присоединился также отряд мушцев (2 сотни) под командованием члена Гнчакской партии Пандухта (Микаел Серян). Обойдя турок, эта группировка нанесла им удар с тыла; одновременно основные армянские силы (5-й карабахский полк), имея блестящую артиллерийскую поддержку 4-х армянских батарей (командир — полковник Христофор Араратов) начали наступление по фронту. Турецкие войска дрогнули под ударами группировки Хасан-Пашаяна на левом фланге 36-й дивизии и оказавшегося в тылу турок отряда из 200 мушцев. Войска Якуба-паши в этой ситуации уже не смогли противостоять фронтальному натиску 5-го карабахского полка (командир — Погос- бек Пирумян) и, понеся большие потери, отступили к Александрополю.

Благодаря одержанной в Сардарапатском сражении победе, армянское население северной части Араратской долины избежало турецкого геноцида. Кроме того, значительная часть Восточной Армении была спасена от захвата турками, были созданы условия для восстановления армянской государственности.

УЧАСТИЕ РУССКИХ СОЛДАТ В МАЙСКИХ СРАЖЕНИЯХ И СТАНОВЛЕНИИ АРМЯНСКОЙ АРМИИ

(из статьи Степана Кертоха)

После Октябрьской революции, Кавказский фронт распался, большая часть русских офицеров и солдат покинули Кавказ, территорию Западной Армении и вернулись в Центральную часть России. Однако часть русских солдат осталась в Армении и приняла участие как в майских сражениях 1918 года, так и в становлении (формировании) армянской армии.

В мае 1918 г. на сардарапском направлении, лицом к лицу с врагом стояла Ереванская военная группировка под командованием генерала Мовсеса Силикяна. Боеспособность формирования обеспечивали сардарапатская группировка под командованием полковника Даниэла-бек Пирумова, 5-ый армянский (карабахский) полк полковника Погоса-бек Пирумова, начальником штаба которого являлся полковник Александр Шнеур, партизанский стрелковый полк под командованием казака, полковника Алек­сандра Перекрестова, Игдирский пехотный полк и сформированный из армян и русских 1-ый особый конный полк под командованием казака, военного старшины (подполковник) Павла Золотарева. 22 мая 1918 г. это войско напало на врага у Керпалу (Аршалуйс) и Курдукули (Армавир), и разгромив его передовые отряды у станции Камшлу (Егегнут), к концу дня освободил от турок деревню и станцию Сардарапат. В сражении участвовал сформированный из русских и армян пограничный батальон, командиром которого был подполковник Силин.

В героической битве при Баш-Апаране, командующим армянских войск был Дро, а вместе с армянскими и езидскими формированиями, в сражении принял участие также Партизанский полк подполковника Королькова, сформированный из русских и армян.

В дальнейшем, русские офицеры приняли участие в становлении (формировании) армии Республики Армения. Все они были беспартийными.

Командующим отдельной армянской дивизией был назначен генерал-майор М. Силикян, начальником Штаба (1918 г.) полковник (в дальнейшем генерал-майор) Михаил Зинкевич (1883-1948 гг.), который до этого был начальником штаба отдельной ударной добровольческой дивизии Андраника.  В армянской армии высокий пост занимал генерал-майор Иван Иванович Васильев.  Командиром авиационного формирования был подполковник Собецкий.

В 1919 г. начальником управления мобилизации военного Штаба армянской армии был полковник Маккаев.

В армянской армии разные должности занимали штабс-капитан Сергей Чариков, поручики Николай Мишек, Сергей Кутырев, Виктор Андриков, подпоручики Анатолий Янишев, Михаил Кудинев, Иван Асютин, Михаил Куцовский, прапорщики Владимир Харченко, Яков Барсоук, капитан артиллерии Павел Ясенский.

Командиром 1-ой артиллерийской батареи 1-ого дивизиона артиллерийской бригады был поручик Николай Клич, командиром 2-ого дивизиона – подполковник Сикорский, 3-ого дивизиона – подполковник Хомельков, а командирами 5-ой, 6-ой и 7-ой артиллерийской батарей являлись штабс-капитаны Притханов, Сакелари и Самузлов.

Командиром 2-ого полка 1-ой бригады был полковник Самойленко, командирами 4-ой, 5-ой и 6-ой полков 2-ой пехотной бригады являлись полковники Перекрестов, Казимирский и Тимченко.

30 сентября 1918 г. в Дилижане скончался начальник Штаба армянской армии генерал Е. Вишневский, который с воинскими почестями был похоронен в Русской Православной церкви Георгия Победоносца в Дилижане.

Содействуя становлению вооруженных сил молодой Республики Армения, часть русских офицеров в 1919 и 1920 гг. вернулась в Россию и приняла участие в гражданской войне: одни на стороне белогвардейцев, а другие – Красной армии.

М. Зинкевич получил от генерала А. Деникина воинское звание генерал-майора и был назначен представителем русской добровольческой армии в Арме­нии. Артиллерист Николай Клич получил звание генерал-лейтенанта артиллерии Советской армии и принял участие в Великой Отечественной войне.

ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ И ПАМЯТЬ

Победа под Сардарапатом ознаменовала восстановление армянской государственности на территории Армении, образование Армянской республики 28 мая 1918 года.

Переоценить значение Сардарапатской битвы невозможно. Без нее от Армении осталось бы лишь историческое название, считает директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Виктор Надеин-Раевский. По его словам, в победе есть есть и другой аспект – не менее важный: сражение, по сути, остановило наступление пантюркистских сил, крайне опасных не только для Армении, Закавказья, но и для России, где проживает 28 тюркских народов. «Русские школьники должны знать историю своего ближайшего союзника, друга, потому что речь идет не просто о каком-то тактическом союзе», — сказал Надеин-Раевский в одном из своих интервью, назвав майские сражения героической страницей армянской истории.

В честь победы в Сардарапатской битве 26 мая 1918 года к 50-й годовщине битвы в мае 1968 года был открыт этот архитектурный ансамбль Сардарапат, созданный по замыслу архитектора Исраеляна. Это сооружение не имеет прототипов в армянской архитектуре. Здесь гармонично сочетаются архитектура и скульптура Ара Арутюняна (автора монумента «Мать Армения», памятника композитору Комитасу, ашугу Саят-Нове в Ереване), член-корреспондента Академии художеств СССР, а также скульпторов Самвела Манасяна и Аршама Шагиняна. Ансамбль сооружен из красного туфа. Особое своеобразие комплексу придает высокая колокольня-усыпальница. Её прозрачная легкость подчеркивается на фоне массивных скульптур крылатых быков.