«Когда-нибудь я расскажу историю моей жизни — и трогательную и поучительную», — писал он в своей знаменитой «Исповеди». «Я убивал людей на войне; вызывал на дуэли, чтоб убить; проигрывал в карты; проедал труды мужиков, казнил их, блудил, обманывал. В это время я стал писать из тщеславия, корыстолюбия и гордости. В писаниях своих я делал то же самое, что и в жизни».

Ровно 110 лет назад 20 ноября на маленькой почтовой станции Астапово Рязанско-Уральской железной дороги скончался Лев Николаевич Толстой.

Последние годы Толстой посвятил философским размышлениям о смысле бытия. Он принял решение уйти в народ и в октябре 1910 года тайно покинул Ясную Поляну. По дороге писатель заболел воспалением лёгких. На маленькой станции Астапово он был вынужден сделать остановку, где через несколько дней после этого умер.

К 110-летию великого писателя вспоминаем несколько ярких отрывков из жизни Толстого, рассказывающих о его связи с армянским народом.

 

Лев Толстой и армянская интеллигенция

Лев Толстой связывает не только трагическая история его смерти.

В окружение писателя входили представители знатных армянских родов, со многими из которых он поддерживал личные отношения: Лазаревы, Абамелек-Лазаревы, Ахшарумовы, Арапетовы, Мансуровы, Хастатовы, Мещериновы, Сумбатовы.

Благодаря этим знакомствам и беседам с интеллигенцией Толстой испытывал большую историю к армянскому народу. Толстого интересовали вопросы, связанные с армянской культурой и религией. В «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкий отмечает: «…Толстой спрашивал его (В.Г.Шелковникова) об армянском языке, об армянской церкви, в чем отличие от православной».

 

Толстой и Армянский вопрос

 

В 1895-1896 годах весь мир был потрясен, узнав об убийствах в Турции более 300 тысяч армян. Еще большее число их, потеряв свои дома, бежало от геноцида под защиту Русского правительства.

Лев Николаевич близко к сердцу воспринял трагедию армянского народа. О сочувствии писателя армянам свидетельствуют его ответы на письма знакомых, писавших ему о сасунской резне. Отвечая Д. А. Хилкову, Толстой писал: «Многие явления жизни тревожат меня и требуют участия в них: таково …дело армян, про которое вы пишете и про которое получаю письма…».
П. А. Сергеенко вспоминает: «Все усаживаются вокруг стола с лампой, и Лев Николаевич начинает читать о сасунских ужасах, прерывая чтение различными замечаниями, чтобы справиться с охватывающим его волнением. …Голос его, помимо его воли, спазматически сдавливается. Описание сасунских зверств производит на всех глубокое впечатление. При чтении некоторых сцен Лев Николаевич откидывается от книги и говорит с волнением: “Как это ужасно!”».

В 1897 году в Москве был издан литературно-научный сборник «Братская помощь пострадавшим в Турции армянам». На средства, полученные от реализации сборника, в Западной Армении было открыто 12 сиротских приютов.

Инициатором создания этого «спасительного» сборника стал известный публицист Григорий Аветович Джаншиев, уроженец Тифлиса. Для его создания привлекались многие выдающиеся личности того времени. Иллюстрировали книгу Иван Айвазовский и Вардгес Суренянц. Помощь оказывали Климент Тимирязев, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Владимир Гиляровский и Лев Толстой, который в своем письме от 17 апреля 1897 года пишет Джаншиеву, что сожалеет, что не сумел принять более деятельного участия в подготовке сборника. «Очень сожалею о том, что не мог принять деятельного участия в предпринятом Вами добром деле. Господь и другие обстоятельства помешали мне докончить то, что я намеревался предложить Вам в Сборник. От всей души желаю ему успеха в достижении цели, ради которой он предпринят. С совершенным уважением остаюсь готовым на услуги Лев Толстой».

Как Льва Толстого отпевали в армянской церкви

 Общеизвестно, что великий писатель Лев Николаевич Толстой был отлучен от Русской Православной церкви. Но не все знают, что отпевали классика русской литературы в армянской церкви Святой Екатерины в столице империи – Санкт Петербурге.

Существует два архивных документа, согласно которым в день похорон Толстого в Армянской Апостольской Церкви Санкт-Петербурга была проведена заупокойная молитва в честь великого русского писателя.

Доклад начальника Петербургского охранного отделения полковника фон Коттена министру внутренних дел Российской империи Петру Столыпину: «….в 12 часов дня была отслужена в Армянской церкви панихида по покойному Л. Н. Толстому, на которой присутствовало около 200 человек молящихся, преимущественно армян, и незначительная часть учащейся молодёжи. По окончании панихиды молящиеся разошлись, но чрез несколько минут в церковь начали прибывать студенты и курсистки. Армянское духовенство вторично совершило панихиду, к концу которой церковь уже не могла вместить всех молящихся, значительная часть которых стояла на паперти и во дворе при Армянской церкви. По окончании панихиды все находившиеся на паперти и на церковном дворе пропели «Вечная память»…»

Сметь Льва Николаевича была воспринята армянской интеллигенцией как тяжелая утрата не только для русского и армянского народов, но и для всего мира.

Великий писатель оказал огромной огромное влияние на творчество армянских писателей: под влиянием романа-эпопеи «Война и мир» были созданы такие произведения как «Царь Пап», «Армянская крепость» Стефана Зорьяна, «Вартананк» Дереника Демирчяна.

Творчество Толстого до сих пор любят и изучают многие поколения армян. В честь него в Ереване названа школа, во дворе которой установлен памятник писателю.