Наличие Московского Армянского театра преследует цель не только популяризировать в России культуру армянского народа, но и сохранить в проживающих в этой стране соотечественниках национальную идентичность. Для театра этот год юбилейный вдвойне: ровно 100 лет назад в доме известных армянских благотворителей графов Лазаревых премьерой спектакля «Долина роз» открылся Армянский театр (на основе Второй (Армянской) драматической студии). А в 2002 году после полувекового перерыва (в 1952-м театр был закрыт по распоряжению Берии) началась новая история театра: режиссер и актер, ученик и соратник Сергея Параджанова Слава Степанян возродил Московский Армянский театр.  В честь юбилейных дат пресс-служба Московского культурно-делового центра «Дом Москвы» в Ереване побеседовала с художественным руководителем театра Славой Степаняном.

СЛАВА АШОТОВИЧ, В ЭТОМ ГОДУ У МОСКОВСКОГО АРМЯНСКОГО ТЕАТРА ДВОЙНОЙ ЮБИЛЕЙ: КАК ОТМЕЧАЕТЕ ЕГО?

Честно говоря, в середине сентября у нас были запланированы мероприятия с участием Игоря Костолевского, Ольги Кабо, Александра Михайлова и других именитых российских актеров, с которыми нам приходилось сотрудничать, а также артистов из Армении…

Уже были договоренности относительно юбилейного вечера с их поздравительными номерами, однако современные реалии поменяли все наши планы. Как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Между тем, это было бы весьма полезно в плане того, что театральная общественность узнала бы, что Московский Армянский театр был создан еще в 1922 году усилиями таких корифеев, как Константин Станиславский, Евгений Вахтангов, Рубен Симонов, Сурен Хачатуров (старший брат композитора Арама Хачатуряна) и пользовался большим успехом. Хочу сказать, что и сегодня наш театр получает восторженные отзывы театралов от Улан-Удэ до Нью-Йорка, где нам приходилось гастролировать и участвовать в театральных фестивалях.

МОЖНО СКАЗАТЬ, ЧТО СЕГОДНЯ МОСКОВСКИЙ АРМЯНСКИЙ ТЕАТР ЯВЛЯЕТСЯ ПРОДОЛЖАТЕЛЕМ ТРАДИЦИЙ СОЗДАННОГО В НАЧАЛЕ XX ВЕКА ТЕАТРА?

Чтобы дать утвердительный ответ на этот вопрос, следует вспомнить хотя бы о том, как готовили в свое время артистов для Московского Армянского театра. Я тоже, когда воссоздал в 2002-м театр, для подготовки наших артистов приглашал ведущих педагогов из московских театральных вузов. Кроме того, наподобие тогдашней труппы, наш сегодняшний состав также многонационален: у нас есть и армяне, и русские, и украинцы, и евреи, и кабардинцы, в свое время даже были две азербайджанки. Когда-то вместе с артистами Московского Армянского театра играли такие знаменитости, как И. Москвин, Е. Гоголева, В. Яхонтов, В. Качалов. Сегодня также с нами сотрудничают ведущие актеры российских театров. К слову, в нашем спектакле «Суд идет» по мотивам пьесы Перча Зейтунцяна, рассказывающий о страшных последствиях Геноцида армян в Османской Турции, заняты Эммануил Виторган, Александр Семчев, Игорь Костолевский, Александр Михайлов, Дмитрий Харатьян… И наконец, как и в старом Московском Армянском театре, так и сегодня в нашем репертуаре есть классические и современные спектакли и на армянском, и на русском языках. А во время зарубежных гастролей мы часто играем на языке той страны, где находимся. Так что сегодня мы вышли за рамки, так сказать, узконационального театра, хотя и по-прежнему заняты популяризацией армянской культуры и духовности.

А КАК ЧАСТО ВЫ ИГРАЕТЕ ЗНАКОВЫЙ НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ ВАС, НО И ДЛЯ ВСЕХ АРМЯН СПЕКТАКЛЬ «СУД ИДЕТ»?

Как вы понимаете, это очень непростой спектакль, в котором кроме членов нашей труппы задействовано много приглашенных заслуженных и народных артистов России, Армении и Грузии. Александр Калягин как-то сказал: «Слушайте, я не слышал о Московском Армянском театре и вдруг узнаю, что там в одном из спектаклей играют такие именитые артисты… Видимо, армяне платят хорошие деньги». Между тем, все они играют у нас безвозмездно, как бы выражая свою гражданскую позицию к этой трагической странице истории армянского народа. Так вот, возвращаясь к вопросу, должен сказать, что ввиду занятости этих артистов довольно сложно собирать их на одной сцене. А этот спектакль без таких звезд не будет иметь должного эффекта. Ведь ставя его, мы хотели добиться большего резонанса и широкого обсуждения темы Геноцида армян.

А ВООБЩЕ ПО КАКИМ СООБРАЖЕНИЯМ ВЫ ВЫСТРАИВАЕТЕ СВОЙ РЕПЕРТУАР? И КТО СЕГОДНЯ ВАШИ ЗРИТЕЛИ?

На первый вопрос отвечу конкретным примером: если в год ставятся от двух до четырех спектаклей, то в основе половины из них обязательно должны быть произведения армянских авторов и история Армении, или же героем должен быть армянин, как например, в спектакле «Луйс Мари. Ода «К радости» по мотивам романа американской писательницы Элинор Портер. Или же выбираем таких популярных авторов, об армянских корнях которых общественность не знает. И об этом мы прямо говорим со сцены. Например, о Леониде Енгибарове или же о Сергее Довлатове, который не афишировал свою национальность, говоря, что он русский писатель, но однажды после четырехчасового общения со своим коллегой Грантом Матевосяном заявил: «Я наконец понял, что я армянин». Наша задача – представить армян и все армянское. Нам важно иметь своих единомышленников среди других народов миру, видеть не армян, которые симпатизируют армянам. Например, на днях мы играли спектакль «Эй, кто-нибудь!» по Уильяму Сарояну, после которого большинство зрителей не армян, среди которых были певцы, художники, работники прокуратуры выходили из зала чрезвычайно растроганные финальной смертью армянского юноши. Это – к вашему вопросу о зрителях нашего театра, около 80 процентов которых – русские.

МОЖНО УЖЕ СКАЗАТЬ, ЧТО ВОПРОС СОБСТВЕННОЙ СЦЕНЫ ТЕАТРА УЖЕ РЕШИЛСЯ?

Вместо ответа на этот вопрос можно поставить многоточие… Мы безгранично благодарны Союзу армян России, который предоставил нам помещение возле метро «Марьина роща». Нам помогли с арендой, с ремонтом, с техническим оснащением. Но я бы очень хотел, чтобы у Московского Армянского театра появилось наконец собственное помещение.

ПОСЛЕ НЕДАВНЕГО ЛОКДАУНА ВСЕ СОСКУЧИЛИСЬ ПО ТВОРЧЕСКИМ КОНТАКТАМ И ГАСТРОЛЯМ. ГДЕ И КОГДА НАМЕЧЕНЫ ПРЕДСТОЯЩИЕ ГАСТРОЛИ ВАШЕГО ТЕАТРА?

Как раз в ближайшие дни мы едем в Дагестан по приглашению Центра армянской культуры г. Махачкалы. Мы везем наш «самый армянский» спектакль «Вай, вай или вояж по-армянски». Это водевиль о жизни тифлисских армян по пьесе малоизвестного драматурга конца XIX века Геворга Тер-Алексаняна, который мы будем играть на сцене Театра русской драмы. Есть также приглашение из сибирского города Ижевска. Посмотрим, как получится.

А ГАСТРОЛИ В ЕРЕВАНЕ НЕ ПРЕДВИДЯТСЯ?

Если будет приглашение, то мы с превеликой радостью приедем в Ереван. Ведь наш театр не на госбюджете, а на самоокупаемости. Хочу сказать, что наш коллектив с большим удовольствием вспоминает гастроли в Ереване, в частности, наше выступление на сцене Дома Москвы в Ереване. При этом мы жили в роскошных гостиничных номерах Московского культурно-делового центра. И за это хотим выразить благодарность этому прекрасному центру. Уверен, что под руководством Ваграма Карапетяна Дом Москвы в Ереване будет продолжать активно развиваться, и мы сможем осуществить новые совместные проекты.

НЕДАВНО БЫЛ И ВАШ ЛИЧНЫЙ ЮБИЛЕЙ – ИСПОЛНИЛОСЬ 60 ЛЕТ. ПРЕДПОЛАГАЮ, ВЫ УСПЕЛИ ПОСАДИТЬ НЕ ОДНО ДЕРЕВО, РОДИЛИ СЫНА И ПОСТРОИЛИ ДОМ, ТО БИШЬ МОСКОВСКИЙ АРМЯНСКИЙ ТЕАТР. ЧТО ОСТАЕТСЯ ДОДЕЛАТЬ ПО ПОСЛЕДНЕМУ ПУНКТУ?

Для меня самое главное – это чтобы у Московского армянского театра было свое помещение и бюджет, чтобы мы могли свободно реализовать свои творческие замыслы. А их у нас очень много!